Крестопоклонная неделя Великого поста

18. марта (5. марта по старому стилю) отмечается начало 3. недели Великого поста   Крестопоклонная. Почитаем что пишет об этом  иерей Виталий ЛЮБЕЦКИЙ.

Крестопоклонная неделя Великого поста  

Три недели назад все благочестивые православные христиане, испросив друг у друга прощения, встали на путь Великого поста. “Искушения”, духовные немощи и язвы вошли в повседневную жизнь христианина с особой навязчивостью, ведь враг рода человеческого, чувствуя направленную на него силу молитвы и поста (Матф.17:21), ополчает все свое оружие, возбуждая в душах тонкие страсти и терзая ими нас самих и наших ближних. 

И вот в третью Неделю (воскресенье), в самую середину святой Четыредесятницы, на центральный аналой, под пение: “Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим”, – выносится Крест Христов. К чему это?

Понятие Креста, его символическое значение и смысл очень глубоки и многогранны. “Святая Церковь сравнивает Крест с райским древом жизни. Крест также подобен древу, положенному Моисеем среди горьких вод Мерры, для услаждения еврейского народа во время сорокалетнего странствования в пустыне. Крест сравнивается с сеннолиственным древом, под тенью которого останавливаются для отдохновения утомленные путники, ведомые в Обетованную Землю вечного наследия”. Таковы ветхозаветные прообразы Креста, а в Новом Завете мы слышим о нем уже следующее: “Слово о Кресте для погибающих юродство есть, а для нас спасаемых – сила Божия” (1 Кор. 1, 18), – проповедовал святой апостол Павел, тем самым говоря, что Крест – главная сила христианства, но, наряду с этим, такая его составляющая, которая будет не понята и отвергнута окружающим миром. “Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие” (1Кор.1:23), – продолжает апостол, показывая антиномичность и парадоксальность Креста – величайшей искупительной Жертвы и в тоже время внешне выглядевшей банальной смертью через позорную казнь. Православное понимание Креста приводит нас к изумлению перед величием Божиим. Перед Его уничижением и снисхождением (именуемом в Православном богословии “кенозисом”) к человеку, перед действительным, имевшем место и в нашей истории и простирающемся в вечности актом любви Творца к Своему созданию. Вот что по этому поводу пишет в своем “Точном изложении Православной веры” преподобный Иоанн Дамаскин: “Всякое, конечно, деяние и чудотворение Христово весьма велико и божественно, и удивительно, но удивительнее всего – Честной Его Крест. Ибо смерть ниспровергнута, прародительский грех уничтожен, ад ограблен, даровано Воскресение, дана нам сила презирать настоящее и даже саму смерть, возвращено первоначальное блаженство, открыты врата рая, наше естество село одесную Бога, мы сделались чадами Божиими и наследниками не через другое что, а через Крест Господа нашего Иисуса Христа”.

Взирая в середине великопостного пути на орудие своего спасения и вспоминая страдания, перенесенные Искупителем, человек, преданный Богу, осознает и чувствует эту бесконечную любовь Спасителя, и почти сами собой ослабевают все немощи, настраивается душа и успокаивается сердце. Так богослужебный ход поста, составленный Церковью с поистине материнской заботой и проверенный опытно через века, предлагает верующим благодатную помощь и поддержку, демонстрируя как символически, так и реально духовную силу христианства.

В заключении заметим, что поклонение Кресту, как всегда, так и в наши дни, для многих является препятствием к истинному пониманию христианства, а то и вовсе неприемлемым и невыносимым действием. И в этом нет ничего удивительного: “Крест – врагов попрание и демонов язва”, – поется в богослужебном песнопении. Истинно же верные ученики Христовы вместе с апостолом Павлом воскликнут: “А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира” (Гал.6:14).